Донбассу нужно право максимальной автономии

Бывший президент Франции Валери Жискар д’Эстен, возглавлявший Пятую республику в 1974–1981 годах, дал обширное интервью журналу «Международная политика».

«Единственно возможная конфигурация будущего украинского государства – это федерация или конфедерация»

Один из корифеев европейской политики изложил свой взгляд на основные проблемы современности, такие как конфликт на Востоке Украины, события на Майдане, стремление Киева вступить в Евросоюз, а также возвращение Крыма в состав России, которое он назвал «исторически справедливым».

Конечно, была бы возможность у Киева, он уже объявил бы д’Эстена отъявленным сепаратистом, врагом украинской нации, «ватником» и так далее. Уверен, новый генеральный прокурор Шокин уже требовал бы сурово и показательно наказать «агента Путина», да вот незадача – «руки коротки», кроме того, откровенные нападки на европейского политического тяжеловеса – себе дороже.

Посему разумные голоса из Европы, раздающиеся все чаще и громче, будут и далее показательно игнорироваться, хотя к такому авторитетному мнению стоило бы прислушаться. Продолжая мысль бывшего президента Франции, хотел бы немного порассуждать о том, что же все-таки нужно сделать, какие политические решения принять, дабы сохранить Украину.

Понятно, что слова мои не для нынешней киевской власти, они ни понять, ни принять этого не смогут по причине полной идеологической зашоренности и интеллектуальной ограниченности. Итак, начнем с простого.

Наверное, уже всем очевидно, что внутренние проблемы Украины силой оружия решить невозможно. Тщетность преступных стремлений власти утопить Донбасс в крови – лишнее тому подтверждение.

Кроме того, каждая следующая попытка силой навязать свою точку зрения будет уменьшать шансы сохранить целостность страны в любом виде. Абсолютно согласен с Жискаром д’Эстеном, что единственно возможная конфигурация будущего украинского государства – это федерация или конфедерация в том или ином виде.

Причем федеративное или конфедеративное устройство государства – это не пресловутая «децентрализация», под которой пытаются нынче замаскировать сохранение унитарного устройства олигархической Украины.

Нравится это кому-то или нет, властью и полномочиями делиться придется. И чем дольше в этом упорствовать – тем больше потом придется делегировать прав в регионы.

Именно поэтому на каком-то этапе и федерации может оказаться недостаточно. Альтернативы нет, иначе «руина», кровавые конфликты по всей Украине и полный распад государства.

Что же касается Донбасса, то единственный выход для Украины – это предоставить этому региону право максимальной автономии (не только экономической и культурной, но и политической). Только в таком случае можно рассчитывать, что со временем кровавые раны войны затянутся, а свободное взаимовыгодное экономическое развитие позволит укрепить связи с остальной Украиной.

Это невероятно сложный процесс, причем он тяжел для обеих сторон. Однако если не пройти этот путь – Донбасс навсегда будет потерян для Украины. Дальше сложнее. Федеральными правами нужно будет наделять и все остальные регионы, причем очертания их, скорее всего, будут не тождественны нынешним административным границам областей.

Как я уже говорил, это куда более сложная государственная конструкция, ибо переиначиваются не только политические взаимоотношения центральных и региональных элит, но прежде всего на других принципах выстраиваются экономические взаимоотношения.

При федеративном устройстве выборность и подотчетность региональной и местной власти своим избирателям наряду с существенными экономическими возможностями неизбежно заставят решать реальные общественно-политические и экономические проблемы территорий, а не отстаивать интересы заокеанских геополитических игроков и национальных олигархов.

Просто источник власти для региональных элит кардинально меняется. Именно этого сегодня больше всего боятся истинные хозяева нынешней Украины – олигархические кланы, ибо такой сценарий государственного переустройства делает невозможным «централизованное» ограбление народа Украины.

Есть ли при таком сценарии возможность распада страны – безусловно. Ведь для того, чтобы новое государство Украина смогло существовать и развиваться, необходимо будет заново конструировать «общенациональный общественный договор» – основу любого свободного государства. А это архисложная задача.

Конструкция федерации будет только тогда жизнеспособна, когда будет найден всеобъемлющий компромисс между всеми территориями и общинами. Более того, только конституционные гарантии свободы регионов (вплоть до законодательно закрепленного права выхода из федерации) смогут быть надежной основой новой Украины. Альтернативы, на мой взгляд, нет.

Иначе нас ждут бесконечные гражданские конфликты, военная диктатура и распад государства без всякой надежды на восстановление. Если у нас самих не хватит мудрости и твердости устроить порядок в нашем доме, то рано или поздно порядок будут наводить другие.

Виталий Захарченко

5 марта 2015

http://vz.ru/opinions/2015/3/5/732961.html

 

 

Несколько грустных мыслей

О смутных временах в истории различных государств написано немало научных трактатов, газетных статей и биографических воспоминаний. Ценны такого рода произведения, в первую очередь, своей искренностью, неподдельным переживанием о том предмете или явлении, которые побудили автора взяться за перо. Как правило, это очень грустные истории. Ведь нет ни чего более печального, чем наблюдать, как все что ты любил, к чему был искренне привязан, приходит в упадок и превращается в тлен.

Украина, не сумев за все годы своей независимости, найти ответы на самые сложные вопросы государственного и общественного строительства, к сожалению, пытается убедить себя, что можно одним махом разрубить сей «гордиев узел» национальных проблем силовым методом. Сторонники жестких мер, как принято говорить словами предвыборной риторики «партии войны», уверяют украинцев, что это самый быстрый и эффективный метод нового государственного строительства. Я согласен, быстрый и эффективный, но вот только не государственного строительства, а скорее государственного разрушения.

В случае с современной Украиной насилие стало безальтернативным способом решения проблем по причине выбора фатально ошибочной идеологии построения общества еще на заре независимости.

Вначале 90-х бывшие партийные работники, красные директора и ушлые комсомольцы решили, что для управления огромной многонациональной и многоконфессиональной страной можно просто механически заменить коммунистическую идеологию, на украинский национализм. Понимали ли они тогда, какого джина выпускают из бутылки? Какой кровью это обернется всего через 20 с небольшим лет? Я полагаю,что нет. Их занимали совершенно другие вопросы, как доходнее для себя попилить советское наследие,как занять высокие кабинеты уже суверенного государства, как быстрее пройти стадию первоначального накопления капитала. А национализм, это так, безобидная забава для молодых и рьяных парубков из Западной Украины, а еще очень эффективный клапан для«стравливания пара» социальной напряженности. Ведь как удобно, просто укажи,  кто виноват во всех бедах украинца (москаль,жид, лях и далее по списку),  и уже не надо отвечать на не приятные вопросы о социальной справедливости.

Но вирус национализма тем и опасен, что прикрываясь горячей любовью к своему народу и своей стране он исподволь сеет зерна ненависти. И эти зерна обязательно дадут обильные всходы, тем более на благодатной почве бедности,несправедливости, необразованности и страха перед будущим.

И вот уже «красный директор» Кучма пишет «фундаментальный труд» — «Украина — не Россия». А бывшие комсомольские лидеры Днепропетровска перекрашиваются в истинных апологетов украинского национализма. Уже школьные учебники пестрят жуткими рассказами о варварстве русских, о бесчисленных бедах, не позволивших Украине стать великой страной в центре Европы, а украинские СМИ, отданные на откуп новым олигархам, каждый день твердят о злокозненности северного соседа. И вроде бы все нормально – страна самоидентифицируется, вот только все громче и настойчивее призывы наказать москалей и жидов, а вмести с ними «несознательных» граждан своей страны,которые пока не принимают единственно верное националистическое учение Украины.

Жажда власти и денег новоявленных украинских олигархов, стала исподволь вскармливать и взращивать национальную ненависть и фанатизм молодых украинцев. Тем более,что это полностью совпадало с намерением США создать из молодого украинского государства антирусский таран (ну или, по крайней мере, хорошую занозу). Именно поэтому, в Украине как грибы после дождя начали появляться различные западные фонды и НПО (неправительственные организации), основная цель которых была одна– натравить украинцев на русских.

Вначале нового века процесс взращивания ненависти перешел на новый этап. С благословения западных покровителей, лагеря подготовки будущих бойцов националистического фронта охотно размещают у себя прибалтийские страны, да и на западной Украине они уже действовали вполне легально.

Первые, так сказать «озимые» всходы такой кропотливой и целенаправленной работы, были видны уже во время «Оранжевой революции», но тогда общество еще не было готово поддержать откровенный национализм (очень напоминающий неонацизм) в тренде были еще общеевропейские лозунги либерализма. Ющенко даже пришлось откреститься от наиболее одиозных сторонников. Их время еще не пришло, однако «проба пера» тем же Тягнибоком уже была сделана. Ющенко методично вводил в жизнь нашей страны националистических героев Бандеру и Шухевича, день и ночь стенал о «голодоморе – как о геноциде украинцев», как будто вместе с ними во время страшного голода не умирали русские, казахи, калмыки. Некрофильская идея о «голодоморе как геноциде» в редакции Ющенко была не случайна и имела далеко идущие политические планы. Несложно проследить основной идеологический посыл такой государственной политики– раз страшные события начала XXвека организованы Советским руководством (читай – русскими, хотя этнически они были кем угодно), а современная Россия, правопреемник СССР, – то вот вами готов ответ, кто истинный враг Украины. А дальше – больше, раз часть«несознательных» украинцев и русских юго-востока видит в России братское государство, то и они потенциальные предатели и враги. Скажете, натяжка, преувеличение– тогда посмотрите на сегодняшние заголовки украинских СМИ

Одним из краеугольных камней, так сказать, незыблемой основой украинского национализма с самого начала 90-х был языковый вопрос. Идея украинского языка как единственного государственного была возведена в абсолют. Любые попытки добиться хотя бы декоративного статуса для русского и других языков народов Украины натыкалось на яростное неприятие«свидомых» политиков. И здесь вопрос вовсе не в культурных пристрастиях.Фарисейство политиков заключается в том, что отказывая, как минимум, половине населения Украины в возможности равноправно применять их родной язык в государственных учреждениях (судах, органах правопорядка, военной службе и пр.)русскоязычные граждане искусственно отстраняются от государственного управления. Сознательными действиями националистов во власти по запрету применения русского языка разрушается многовековая культурная среда миллионов людей, катастрофически деградирует образование и наука юго-восточных регионов.Я уже не говорю, сколько пресловутых прав человека при этом нарушается. А если вам кажется, что языковый вопрос в Украине не столь важен – предлагаю вспомнить, что являлось главным предвыборным обещанием всех политсил с Востока в последние 20 лет, и после отмены какого закона начались трагические события на Донбассе. А если копнуть глубже, то выяснится, что добрая половина всех войн человечества начиналась на религиозной или языковой почве.

Идеологическая машина ненависти запущенная националистами постепенно подводила население к мысли о том, что есть мы – люди и они — «не совсем люди».

Первый шаг в гражданской войне был сделан именно в сознании обывателя, которого за столько лет убедили, что вполне допустимо любым способом «убедить»несогласного. Можно в парламенте избить оппонента, можно в СМИ оскорбить полстраны, можно с экрана телевизора угрожать своим идеологическим противниками это не наказуемо – ведь ты, националист, а значит, по-настоящему любишь Украину и тебе все можно.

Когда такие изменения в сознании произошли и перестали отвергаться обществом –Украина была уже обречена на кровавый гражданский конфликт. События осени-зимы прошлого года очень ярко проиллюстрировали эти изменения в общественном сознании. Ведь киевлян уже не коробили факельные шествия откровенных неонацистов с людоедскими лозунгами. Ине надо убеждать себя, что это «украинские патриоты», просто несколько радикальные. Не думайте, что сейчас они усмирят «ватников» и «колорадов» с Донбасса, а дальше наступит мир и благодать. Вспомните известную фразу немецкого пастора Мартина Нимёллера: «Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист. Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ. Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза. Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей. А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать». Вы сейчас убеждаете себя, что фашистов в Украине нет. А если в Одессе и Донбассе кого-то убивают так ведь это не люди, их даже так не называют в «самых правдивых» СМИ – террористы, сепаратисты, люмпены, кто угодно, но не люди, не такие же граждане Украины. Вы, как тот пастор – не возражаете, поэтому не удивляйтесь когда придет ваш черед.

Украина больна, больна давно, и как каждый больной не хочет себе в этом признаваться. А если ей об этом кто-нибудь открыто говорит — в ответ получает гневную отповедь и порцию немотивированной агрессии. Национализм – это болезнь, душевная болезнь общества и излечиться от нее можно только горькой правдой, горькой как микстура, вот только микстура эта в Украине уже с привкусом крови, обгорелых человеческих тел и слез!

 

Виталий Захарченко

 

https://www.facebook.com/notes/виталий-захарченко/несколько-грустных-мыслей/1674063099478660

ул.Розы Люксембург, д.7 Россия Республика Крым Симферополь, 295000

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz