Виталий Захарченко: «Политики говорят только о деньгах»

Тема гражданской войны на Юго-Востоке Украины почти ушла с повестки дня российских телеканалов. Но там практически каждый день от обстрелов гибнут люди. В том числе дети. Разобраться, что там происходит, сложно. Информация поступает крайне скудная и противоречивая. Но есть люди, которые, как говорится, «в теме».

Один из них – экс-министр МВД Украины Виталий Захарченко. Для нынешних киевских властей он противник серьезный. И не просто идеологический, хотя его книгу «Кровавый Майдан – преступление века» публично сжигали под стенами Верховной Рады. За Захарченко стоят тысячи сотрудников милиции и бойцов «Беркута», которые после вооруженного переворота на Украине потеряли все и были вынуждены бежать в Россию. Не всем нашлось место в отечественной структуре МВД, зато им ищет работу и помогает благотворительный фонд «Юго-Восток», который создал и возглавляет экс-министр. Так что за ним они пойдут хоть на Киев, хоть на Харьков. О том, что было, что будет и чем сердце успокоится, «АН» и спросили Захарченко.

Иски летят в Страсбург

– Виталий Юрьевич, Киев объявил вас в розыск. В Донецке внесли в список персон нон грата. Чем насолили вашему однофамильцу – Главе ДНР Александру Захарченко? Наоборот, революция должна привлекать профессионалов для становления государственности. 

– Для меня это загадка. Кстати, он уже пропал с официального сайта ДНР. Я не был в Донбассе почти два года. Не лезу в местную политику. Не комментирую действия властей ДНР и ЛНР. Занимаюсь исключительно работой благотворительного фонда. Там работает наш волонтерский молодежный центр, который адресно раздает гуманитарную помощь, помогает восстановить разрушенное жилье, в частности, школы-интернаты. И документирует доказательства преступлений ВСУ и добровольных батальонов (читай, бандитов) против мирного населения.

Потом эти доказательства ложатся в основу иска в Европейский суд по правам человека. Сейчас туда направлено 2 346 жалоб с общей суммой компенсаций 112 млн 680 тыс. евро. Практически по всем жалобам наш фонд и волонтерский центр работают. И это еще не все обратились, сотни дел еще документируются. Для людей это важно. Это еще политически серьезный момент. Европу буквально заставляют обратить внимание на ситуацию в Донбассе: «Что у вас происходит?» Это только на пользу новым властям Донбасса, поэтому их реакция мне непонятна.

– Но информацию оттуда вы все равно получаете. Наверное, главный вопрос – будет ли этим летом новая война?

– С большой вероятностью будет. Мирного – политического или дипломатического – решения конфликта на Юго-Востоке не просматривается. Киевская хунта сейчас между двух огней. Давление из Вашингтона снизилось – они заняты своими выборами, Украина надоела. Но местные радикалы, которые посадили на своих штыках Петра Порошенко в президентское кресло, не согласятся ни на какую федерализацию страны, ни на какие независимые выборы на Юго-Востоке. Плюс надо отвлечь внимание простых украинцев от экономики.

В любом случае, вопросы войны и мира решаются не в Киеве или в Донецке с Луганском. Их решают другие игроки.

– Вы имеете в виду Москву и Вашингтон?

– Конечно. Если бы Россия и Америка сумели договориться, то никакой войны бы не было. И Минские соглашения бы соблюдались от и до. Пока они сумели только остановить полномасштабные боевые действия. Стало меньше погибать людей, но обстрелы продолжаются каждый день, есть погибшие и раненые. Надо двигаться дальше, решать политические вопросы, чтобы бойня не повторилась.

– Появился новый политик – Надежда Савченко, она призывает первых лиц Киева и Донбасса вступить в прямые переговоры. Кстати, как вам ее дальнейшая политическая карьера?

– Переговоры политиков всегда лучше разговоров пушек. Но мне кажется, что пока это нереально. Что касается Савченко… О чем бы ни говорил политик, он всегда говорит о деньгах. С ней хорошо поработали, она стала вещать то, что хочет слышать народ. Но настоящий политик определяется ресурсом, который стоит за ним: финансовым, административным, вооруженным. У нее нет никакого ресурса. Тимошенко отказала ей в финансировании, бандиты из добровольческих батальонов не провозгласили Савченко украинской Жанной д’Арк. Нет ресурса – нет политика. Скоро звезда закатиться. Или она найдет этот ресурс.

Бронепоезд под парами

– Вы сказали, Европа начинает прозревать…

– Не только Европа. Недавно в прессу просочился доклад управления Верховного комиссара ООН по правам человека. В нем говориться, что с начала конфликта на Юго-Востоке Украины погибли более 9 тысяч человек, еще более 20 тысяч были ранены. В том числе женщины и дети. Кстати, он был подготовлен в начале мая, но опубликован лишь месяц спустя. От таких цифр уже не отмахнутся.

– То есть киевская власть «замазалась кровью». Можно ли ее теперь «подвинуть» мирным путем? Есть надежда на «мягкую силу», на парламентский путь развития?

– Сценариев много, есть даже такой оптимистичный. Но договариваться с Донецком и Луганском можно только после законодательных решений по реальной федерализации страны. Но верхушка в Киеве не сможет пойти на это, так как ее к власти привели штыки радикалов, которые не позволят провести такие законы. Только при смене элит и вектора развития мирный путь возможен в принципе, но невозможен в той ситуации, которая сложилась на Украине.

– Сейчас в России почти 2 млн украинских мужчин. Почему не сформировать свою армию?

– Я думаю, что идея здравая. Пока надеюсь, что после выборов нового президента США американцы закроют украинский проект против России. И народ тогда скинет эту власть в Киеве. Если нет, то придется наш бронепоезд выводить «с запасного пути». Иначе единое государство под названием Украина можно будет стирать с политической карты мира. Оно просто рухнет, разорвется на части. Тогда мало никому не покажется.

Молчание посла Зурабова

– Во время тех кровавых событий был ли у вас как главы главной правоохранительной структуры контакт с российским посольством и лично с послом Зурабовым? Те же иностранные послы активно работали с протестующими и властью.

– Иностранцы действительно работали много лет с украинцами очень активно. На момент Майдана в стране числилось 160 тысяч НКО! Не менее активно работали и представители европейских и американского посольств. Что касается российской «мягкой силы»…

Для встречи главы МВД Украины и, например, посла России существует целая процедура. Основное требование – обращение в международное управление МВД со стороны посольства. Оно проходит ряд согласований. Первоначальной инициативы от российского посла (в отличие от западных дипломатических представителей) за все время моего нахождения на должности, а не только во время Майдана, не поступало ни разу. Мало того, при каждом посольстве есть представитель МВД страны. Был представитель моего ведомства в посольстве Украины в России. Был ли представитель МВД России в Киеве, не знаю. Этот виртуальный офицер также не инициировал ни одной встречи со своими украинскими коллегами.

– Майдан – самая большая ошибка в жизни?

– Если бы я взял ситуацию в свои руки, применил бы оружие, взял бы на себя обязанности и ответственность президента – это был бы такой же вооруженный переворот. Это первое.

Второе – делать его было просто не с кем. СБУ в своем большинстве отстранилось от критической ситуации. Хотя были отдельные, почти героические примеры верности присяге, как в Херсоне. Армия так и не выполнила приказ президента Януковича ввести войска в правительственный квартал, чтобы помочь милиции, дать возможность собрать наши силы и вытеснить мятежников из периметра. С кем переворот было делать?!

Скажу больше: практически все силовые структуры были аффилированы с нашими промышленно-финансовыми олигархическими группировками. Они делегировали депутатов, своих людей в органы исполнительной власти, в министерства на ключевые посты. В МВД мы начинали «зачистку», но до конца провести ее не успели. В результате прямой приказ президента Януковича по отводу сил в Донбасс так и не был выполнен. Но в других структурах «зачистки» не было вообще.

– Самая большая мечта?

– Чтобы на Родине наступил мир и правопорядок, а все негодяи были привлечены к уголовной ответственности. Нужен буду – вернусь на должность. Буду проводить денацификацию, освобождать страну от тех, кто поддерживал фашистский режим.

– А здесь, в России, не звали на службу в МВД?

– Даже не задумывался. Здесь своих генералов хватает.

Текст: Александр Григорьев

Источник: «Аргументы недели», 29 июня 2016 года

ул.Розы Люксембург, д.7 Россия Республика Крым Симферополь, 295000

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz